суббота, 20 мая 2017 г.

Синие киты в житейском море

«Группы смерти» с некоторым запозданием стали предметом обсуждений и тревог широкой общественности. Первая большая статья в «Новой газете» принадлежит Галине Мурсалиевой и посвящена расследованию загадочных самоубийств подростков, предпринятых их родителями. Сеть групп во ВКонтакте со специфическим шок-контентом: фото и видео самоубийств, загадочные символы, игры-квесты с разгадыванием ребусов и переходом в реальность в виде «выпиливания» - мнимого или действительного самоубийства, даже открытый призыв или понуждение с угрозой (в качестве фатальной шутки) встревожили не на шутку всех читателей. Обозреватель связывает с деятельностью «групп смерти» около 130 суицидов подростков. Подробности можно прочитать в самой статье https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/05/16/68604-gruppy-smerti-18
Обзор появления и распространения групп «f57», «Тихий дом», «Море китов» и других дан в статье https://apparat.cc/network/vk-suicide-groups/
Причем, ситуация, выглядит так, что несколько администраторов создают группы и раскручивают их с помощью шок- контента. Затем, некоторые из них сознают опасность в процессе общения с подростками с суицидальными помыслами и используют группы для помощи подросткам и отговариванию их от отчаянного поступка, а шок-контент (видео, фото, музыку, символы) употребляют как приманку соответствующей аудитории.
 Другие администраторы заигрались  (цитата): «Самым активным создателем групп был пользователь Филипп Лис. Филипп — его настоящее имя, фамилия в разных версиях деанонимизации различается — Цветановский или Будейкин. Ему 21 год, он живет с родителями в городе Солнечногорск Московской области, работает звукорежиссером. Филипп был одним из первых, кто создавал и наполнял контентом группы f57. Он же активнее всех раздавал подписчикам номера и публиковал посты с пропагандой суицида. Филипп неоднократно публиковал видео якобы своей смерти через повешение. В этом ему помогал другой пользователь — Мирон Сетх…. В личной переписке с редактором Apparat Филипп Лис подтвердил, что раздавал номера участникам флешмоба. При этом количество реальных суицидов в результате «игры» оценивает как «от силы 10». Свою мотивацию он объяснил так: «пространство во вселенной забито! мы чистем мир от био мусора!» (орфография автора сохранена). По словам других участников групп, он делал это для привлечения внимания к себе или просто для развлечения.»
Все было-бы простой детской забавой (администраторы групп молодые люди, Филиппу «Лису» 22 года), если бы не настоящие жертвы, т.н. «биомусор»). В ноябре 2015 года школьница из Уссурийска Рената Камболина покончила с собой, бросившись под поезд. Перед смертью девушка опубликовала свою фотографию на фоне поезда с подписью «ня.пока.». Эта история широко разошлась в пабликах ВКонтакте со специфичным юмором. «Ня.пока» и фото девочки превратились в мем, а сама Рина стала предметом странного интернет-культа. Примеру Рины последовало, по крайней мере, более 10 человек.
В сети материалов на эту тему море и нет смысла их повторять. Родители обеспокоены, правоохранительные органы занимаются расследованием и привлечением конкретных участников. Церковь в лице священников и мирян (в основном тоже в качестве встревоженных родителей) и психологи предлагают в принципе один и тот же подход к проблеме, который состоит в том, чтобы уделять больше времени своему ребенку, интересоваться его занятиями, ограничивать доступ в интернет и обеспечивать его досуг всевозможными занятиями: кружками, секциями, совместными с родителями походами, поездками и т.д. Советы правильные и полезные, но, как правило, невыполнимые для многих. Особенно в ограничении интернета, в котором люди среднего и старшего поколений видят корень зла, а люди верующие – удочку лукавого.
В тоже время, самоубийства совершают по разным причинам, как христиане, так и атеисты или люди безразлично или формально, по младенческому Крещению относящиеся к Церкви. Список причин очень пространный и подростковый возраст занимает значительное место среди специфических для него причин. Становление мировоззрения, категоричность суждений, яркость первых переживаний влюбленности, расставаний, обмана, впечатлительность и жажда признания своей личности, самоутверждение – те признаки, характерные для подростка, которые делают возможным нарушение хрупкого равновесия между верой и сомнением, желанием и страхом, стеснительностью и эпатажем. Чувство своей ненужности, «я лишний» медленно убивает даже взрослого человека, у подростка же при отсутствии любви, понимания (без навязывания) близких, пульсирует интенсивно переживаемой болью. Если что-то или кто-то в такой момент укажет на возможный путь анестезии – подросток воспринимает эту возможность. Тем более, что тут присутствуют и элементы мнимого героизма, требуется решимость. Многих берут на «слабо». «Ты не сделаешь это! – Нет, сделаю!». Суицидальная символика, селфхарм (порезы и другие увечья на теле, делаемые демонстративно) уже давно существуют как протест против лицемерия взрослых в молодежных субкультурах. «Мы будем делать все, что мы захотим, пока вы не угробите весь этот мир. В нас от рожденья наделали дыр, и где тот портной, что сможет их залатать?». Тема самоубийства в трагическом или протестном контексте появляется во многих популярных, культовых песнях. Например «Наутилус Помпилиус» «Я хочу быть с тобой». В песне «Дыхание» упоминаются киты как тоже своего рода символ. Все это значит, что современная культура требует своего изучения и осмысления, как в философском, так и в богословском ключе. Но всякое стремление её отрицать лишь только увеличивает стену между новым поколением и традицией, между настоящим и будущим, между Церковью и обществом. Чтобы осмыслить тенденции к суициду и предотвратить его нужно быть вместе, нужно не просто общение, а приятие личности человека – богосотворенного человека, его особенного, не похожего на другие переживания, его способа мыслить. Нужно соприкосновение личностей. В противном случае все остальное – разговоры, походы, чтение благочестивых поучений будет только все усугубляющим сотрясением воздуха. Нужно быть «с плачущим плачущим» в его плаче, а не исполнителем инструкций и рекомендаций. Так поступил Господь. Он взял наши немощи и понес болезни. Они стали Его немощью, Он заболел нашей болезнью. Современная культура молодых, мода на селфхарм или членовредительство, игры на грани жизни и смерти – это стон боли о любви, которой нет, это громкое привлечение внимания к себе, это крик о помощи.
В статье Мурсалиевой упомянуто о бабушке Эли (девушки-самоубийцы), которая со своим горем и подкосившимися болезнью ногами пришла в храм с вопросом и просьбой чем-то помочь. В ответ она услышала от благочестивых опытных прихожанок что-то вроде «она уже в аду и сама это выбрала, а молиться нельзя и хоронить на кладбище не положено».
Самоубийство относится к числу самых значимых и актуальных, а с другой стороны, мало раскрытых богословских проблем взаимоотношений человеческой личности и Бога. Подлинная причина самоубийства – тайна, погребенная в гробу. Даже дефиниция (определение) «суицида» не очень конкретна. Если мыслить строго рационально – в Новом Завете говорится о двух случаях. Один из них дал название «иудину греху». Другое «самоубийство»  - домостроительство нашего спасения. Поэтому, когда священник (епископ) решает о возможности отпевания и литургического поминовения самоубийцы, он руководствуется каноническим ответом свт. Тимофея Александрийского: «О таковом священнослужитель должен рассудить, подлинно ли, будучи вне ума, соделал это. Ибо часто близкие к пострадавшему от самого себя, желая достигнуть, да будет приношение и молитва за него, неправдуют и глаголют, что был вне себя. Может же быть, что соделал это от обиды человеческой, или по иному какому случаю от малодушия, - и о таковом не подобает быть приношения, ибо есть самоубийца. Поэтому священнослужитель непременно должен со всяким тщанием испытывать, да не подпадет осуждению.» (Вопр.14). С другой стороны необходим здравый смысл и чувство сострадания к человеку и близким погибшего. Распространенная официальная точка зрения на этот вопрос, например, в этой статье: http://www.pravmir.ru/samoubijca-greshnik-ili-zhertva/ . В статье упоминается о новом чине «Молитвенного утешения сродников самовольне живот скончавших». Честно говоря, когда предлагаешь так помолиться верующему человеку, очень резонным бывает ответ – да мне не надо утешения! помолиться бы о сыне, помочь ему чем-то. Так что и название, и содержание этого официально утвержденного чина надо признать не совсем удачным.
Кто же есть самоубийца? Ребенок, выбросившийся с крыши дома от безысходности и непонимания? Девушка, давшая обет девства, спрыгнувшая со скалы после того как её попытались изнасиловать? (множество примеров в истории). Жена, тоскующая по мужу (св. Наталия) или детям (св. София)? (А есть и другие, более современные, подобные примеры). Поэт, обреченный на сделку с собственной совестью (Маяковский, Есенин)? Солдат под угрозой вражеского плена? Больной тяжелой, неизлечимой болезнью? Человек, испытывающий нравственные страдания? Каждая судьба требует особого рассуждения, кто из нас может судить? А вот некоторые благочестивые прихожанки знают даже где сейчас душа погибшего при весьма загадочных обстоятельствах человека. В аду. И точка.
Беда «китов», «нетсталкеров», «селфхармеров»  - это наше общее несчастье. Имен у него много: равнодушие, безразличие, неприятие, нежелание понять и принять. Если сказать проще, кому ты нужен, брат? Нужны твои дела, способности, успехи, успеваемость, ответственность, достижения, послушание и т.д. Список можно продолжать пока руки не устанут стучать по клавишам. Только ТЫ сам никому не нужен. Что ты думаешь, чувствуешь, чем болеешь и страдаешь? Твои личные проблемы, сестричка.
Но нет же, НУЖЕН! Нужен Христу, даже если не чувствуешь этого из-за боли сейчас. Вот это и надо бы сказать «киту» и его близким. И показать наглядно. А если слабо тебе это, дорогой брат или сестра во Христе, то лучше помолчи и побудь рядом, скажи, что не знаешь, но хочешь и сам разобраться. Будь просто тем, кто готов выслушать и не умничать с благочестивым видом. Может быть, после этого ты действительно по настоящему захочешь познать, отчего же люди болеют, сходят с ума и не выдерживают боли. Если человек встречает такое участие  – не формальное, не напускное, а честное – это поможет ему выбрать жизнь. А если мы станем вместе на путь ко Христу, а именно в этом смысл и долг священнослужения в Церкви – человек поймет, что смерти нет и выйдет из ада отрицания самого себя.

Когда воспевается «Вечная память», то не о человеческой, короткой, земной памяти идет речь. Каждый человек, грядущий в мир, в «вечной памяти» Бога Живого вечно пребывает. Об этом обязательно должен знать каждый, кто пришел в храм просить утешения в своей боли.
иерей Евгений Маланчук