суббота, 22 апреля 2017 г.

Господь мой и Бог мой!

     Восьмой день по Воскресении Господа нашего Иисуса Христа называется Фоминой неделей и посвящается явлению Господа одиннадцати ученикам в присутствии апостола Фомы. 
    Некоторые задаются вопросом, почему Христос не явился всем людям, а главное, распявшим Его и отрицавшим Его воскресение, чтобы те уверовали в Него? Нужно понимать, что явление Господа никогда не происходит для зрелищности и принуждения человека. Христос никого не принуждает верить. Кроме того, явление Бога человеку – это критический момент в жизни последнего. Для подготовленных и очищенных Бог становится светом, а для нечестивых – адом. Поэтому Бог по своей любви и человеколюбию не явился к отрицавшим и распинавшим Его. Своим явлением ученикам после Воскресения Он подготавливает их к восхождению на более высокую степень обожения и созерцания, которое должно было произойти в день Пятидесятницы.
     При первом явлении господа ученикам апостол Фома отсутствовал. Однако «по прошествии восьми дней» и он удостоился узреть явление и откровение Христово. Согласно св. Григорию Паламе, Христос является всегда собранию Своих учеников, а потому Фома не мог увидеть Его т.к. отсутствовал. Когда же в следующее воскресенье он был среди остальных, ему удалось приобщиться этого великого опыта. Поэтому и нам не следует отсутствовать на воскресных богослужениях, дабы не приключилось с нами то, что случилось с Фомой.
    Существует, однако, и более глубокая причина, по которой Фома не мог лицезреть Господа в первый день. Согласно толкования свящ. Феофилакта, апостол Фома был сомневающимся и считал воскресение Христа невозможным. Он был неверующим человеком не в смысле «атеиста», который является так же и богоборцем, но в смысле, что он был еще не в состоянии иметь веру от созерцания. Он, видимо, не достиг тогда еще той духовной зрелости, которая требовалась для такого события. Христос для Своего явления перед Фомой определил некий промежуток времени, «чтобы будучи оглашаем от соучеников и внемля сему, разжигаемый желанием, он стал верующим».
     Подготовившись должным образом, с явлением Христа он исповедовал: «Господь мой и Бог мой!» эта фраза показывает его уверенность в том, что Христос имел две природы и одну ипостась, так как слово «Господь» выражает человеческую природу, а «Бог» - божественную, и обе они суть едины в Воскресшем Христе.